Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


Карабахский вопрос, Украина и нефть


15.06.04
Михаил Белецкий

На встрече президентов Украины и Азербайджана в начале этого месяца неожиданно много места заняла тема Нагорного Карабаха. Причём больше всего внимания ей уделил не Ильхам Алиев, что было бы легко понять, поскольку для него это тема наболевшая, а Леонид Кучма. Вот часть сказанного им на эту тему: у двух стран отсутствуют разногласия по проблемам региона, "начиная с проблемы Карабаха, начиная с проблемы 20% территории Азербайджана, которая находится под оккупацией Армении"; Украина "всегда поддерживала, и будет поддерживать принцип территориальной целостности Азербайджана... У нас с этой точки зрения другого видения не было и никогда не будет".

Чтобы понять смысл этих высказываний, обратимся к истории вопроса.

Перестройка, а затем распад Советского Союза разрушили миф о "дружбе народов" - дружественном и бесконфликтном их проживании на территории страны. Выяснилось, что под оболочкой этой "дружбы" тлели давние конфликты, вспыхнувшие при малейшем ослаблении силового давления центра. Первым такой конфликт вспыхнул в Нагорном Карабахе, автономной области в составе Азербайджанской ССР, населённой преимущественно армянами. Чтобы понять его сущность, нужно знать генетически присущий армянам национализм - я использую это слово в нейтральном значении: занимающее огромное место в сознании чувство принадлежности к своей нации и стремление жить в своём государстве. (Самые горячие украинские националисты могли бы только мечтать о таком уровне самосознания в своём народе.) В этих условиях нахождение части армянской земли в составе другого государства, исповедующего другую веру, при существенных претензиях к его национальной политике и весьма негативной исторической памяти, было больным местом практически каждого армянина. Я сказал: "армянской земли". Так она воспринимается в Армении, но по-другому в Азербайджане. Не имеет смысла знакомить читателя с экскурсами обеих сторон в древнюю историю. Споры между Арменией и Азербайджаном относительно Карабаха начались с образованием этих республик в первые годы советской власти. Кавказское бюро РКП(б) долго колебалось в принятии решения, и Карабах переходил из одних рук в другие. Окончательным решением в июле 1921 г. он был передан Азербайджану. Решающую роль в этом сыграла позиция Сталина. Не последним был и внешнеполитический фактор: на таком решении настаивала кемалистская Турция, которая в те годы могла диктовать молодому советскому государству своё видение территориального устройства Кавказа. В то время доля армянского населения Карабаха составляла 94,4%. К 1979 г. через 58 лет азербайджанского управления эта доля сократилась до 75,9%, что составляло 123 тысячи человек.

Неудивительно, что при первой возможности в Карабахе начинается массовое движение за выход из Азербайджана и воссоединение с Арменией. С таким ходатайством областной совет Карабаха обратился в Верховные Советы двух республик в феврале 1988 г. Не самые молодые из читателей должны помнить, что за этим последовало: массовые демонстрации в Ереване и Баку; погромы армян в Сумгаите в том же феврале, отличающиеся особой жестокостью (погибло 53 человека); армянские погромы в Баку в январе 1990 г. (погибло 33); по существу военное управление в Карабахе, осуществляемое азербайджанским ОМОНом, - наиболее ярким примером его стала "зачистка" армянской деревни Геташен в апреле 1991 г. с большими жертвами. Советские власти в этот период были преимущественно на стороне Азербайджана, в частности, армия участвовала в операциях совместно с ОМОНом. Лидеры демократического движения, прежде всего Сахаров, активно поддерживали армян. Учитывая неравенство сил, казалось, что судьба Карабаха решена: ему предстоит участь большого Сумгаита. То, что произошло дальше, выглядело как чудо. Карабахские армяне (напомню: всего 123 тысячи!) организовались в повстанческую армию и в ходе войны 1992-94 годов не только полностью освободили Карабах, но захватили около 20% собственно азербайджанских (т. е. ранее населённых азербайджанцами) земель. Конечно, заметную помощь при этом оказывала Армения - деньгами, продовольствием, оружием. Не берусь сказать, сколько её граждан участвовали в этой войне в качестве добровольцев, но во всяком случае не участвовала регулярная армия.

В мае 1994 г. было подписано перемирие, начались переговоры. От международного сообщества урегулированием конфликта занимается так называемая Минская группа ОБСЕ, включающая представителей США, России и Франции. Переговоры вот уже 10 лет идут вяло и безрезультатно. Интересы Карабаха в них представляет Армения, договариваться с Карабахом напрямую Азербайджан отказывается. Основной принцип, на котором стоит Армения, можно выразить словами: "Земли - за статус" (по аналогии с известным израильским "Земли - за мир"). Армения не претендует на собственно азербайджанские земли и готова немедленно вернуть их после того, как Азербайджан согласится на приемлемый статус Карабаха. Предложения же об этом статусе в разные моменты переговоров звучали по-разному: сначала речь шла о полной независимости, потом Армения выразила готовность на федерацию Азербайджана и Карабаха (т. е. вариант, который Молдова пытается навязать Приднестровью). В феврале этого года президент Армении Роберт Кочарян снова заявил: "Нагорный Карабах по определению не может быть в составе Азербайджана". Позиция Азербайджана на удивление неконструктивна, особенно учитывая факт, что он крайне заинтересован в решении проблемы: ведь возвращения ожидают более миллиона беженцев с оккупированных территорий. Но Азербайджан называет освобождение этих территорий предварительным условием переговоров - дескать, о статусе Карабаха поговорим потом. Ясно, что для Армении это неприемлемо. А Минская группа проявляет слабую активность. Её очевидно устроил бы любой вариант, лишь бы стороны договорились. Потому, когда начало казаться, что бывший президент Армении Левон Тер-Петросян "даёт слабину" и готов пойти на большие уступки, возросло давление на Армению. С 1998 г., когда президентом стал, в немалой степени по этой причине, бывший президент Нагорного Карабаха Кочарян, проводящий в этом вопросе более жёсткую политику, Минская группа стала более склоняться к армянской позиции. В последнее время Армения всё чаще говорит о своём согласии, а Азербайджан - о разногласии с Минской группой. Таково заявление Ильхама Алиева в этом январе о том, что азербайджанское руководство "никак не устраивает деятельность сопредседателей Минской группы ОБСЕ, проведенная ими за последние годы". В общем, в этом вопросе Азербайджан оказался дипломатически изолированным, если не считать поддержку Турции и, возможно, ещё нескольких мусульманских стран (но не Ирана, активно сотрудничающего с Арменией).

В этих условиях в последние месяцы всё чаще стали раздаваться угрозы решить проблему военным путём. Именно так было расценено январское заявление Алиева: "У Азербайджана есть полное право в любое время, используя все средства, освободить свои земли". Насколько реальны такие угрозы? Большинство наблюдателей считают их чистой риторикой, имеющей целью, с одной стороны - давление на международном уровне, с другой - повышение имиджа Алиева в самом Азербайджане, где карабахская проблема воспринимается крайне болезненно. Действительно, за 10 лет перемирия Азербайджан непрерывно наращивал свою армию, и сейчас её численность около 70 тысяч человек. Для сравнения - армия Армении 50, а Карабаха 25 тысяч (каждый четвёртый!). Добавим очень высокий уровень боеспособности карабахской армии: в годы войны, по оценкам зарубежных специалистов, она при малой численности занимала 3-е место по уровню боеспособности среди армий СНГ. Так что Азербайджан в случае войны никак не мог бы рассчитывать на блицкриг. А затяжная война привела бы к вмешательству международного сообщества, и главное - России. На чьей стороне будет последняя, гадать не приходится - для неё Армения осталась надёжным и единственным союзником в регионе.

А что же Украина? Выше я говорил о дипломатической изоляции Азербайджана по карабахскому вопросу. Изоляции, да не совсем. Как сказал в ходе визита президент Алиев: "Однозначная позиция президента Украины по этому вопросу... вызывает большое уважение, поддержку и благодарность Азербайджана".

С Азербайджаном у Украины, действительно, отношения самые особые. Иллюстрацией может служить тот факт, что в Киеве недавно установлен памятник покойному президенту Алиеву, отцу нынешнего; а под Киевом - его жене, матери нынешнего. Прецедентов установки памятников недавно умершим руководителям других стран я в СНГ не припомню. Похоже, что Киев рассчитывал на Азербайджан, как на самого надёжного союзника. Таким он остался в ГУУАМ, из которого уже посматривают в сторону Узбекистан и Молдавия и где Грузию возглавляет такой нежеланный Саакашвили. И, как сказал президент Кучма, "тем более с учетом развития Каспийского региона - я имею в виду добычу нефти и газа, транспортировку их в другие страны" (через какие страны, понятно). Надо думать, всё это сыграло немаловажную роль в формировании политики односторонней поддержки Киевом Азербайджана в карабахском вопросе. Ещё в сентябре 1997 г. Украина была единственной немусульманской страной, чей МИД в крайне резких тонах заявил о непризнании выборов в Карабахе, что привело к демаршу Армении, заявившей, что "в действиях Киева чувствуется лоббизм МИД Азербайджана".

А вот в плане транспортировки нефти по злосчастному нефтепроводу Одесса-Броды такая дружба с Азербайджаном дивидендов не принесла. Очень рассчитывал Киев на азербайджанскую нефть, а Азербайджан строит нефтепровод Баку-Джейхан (в Турцию). Холодным душем для Украины стало заявление в мае президента нефтяной компании Азербайджана о том, что его страна "не будет участвовать в проекте трубопровода Одесса-Броды и не намерена присоединяться к нему в будущем". Примерно таков же был смысл и высказываний президента Алиева во время визита. Так что можно понять саркастический упрёк украинского президента в адрес своих азербайджанских друзей, высказанный почти сразу вслед за заявлением о поддержке их территориальной целостности: "Поэтому они как наши стратегические партнеры и близкие друзья готовы сегодня нам продать пару миллионов тонн нефти, чтобы мы заполнили нефтепровод Одесса-Броды и еще 5-10 лет ждали с моря погоды. Комментарии дальше, я думаю, излишни." Воздержимся от комментария и мы.

Что же касается возможностей участия Украины в урегулировании карабахского конфликта, то украинские руководители время от времени выступают с такими предложениями, и они приветствуются Азербайджаном. Но сопредседатели Минской группы не спешат пригласить Украину в качестве четвёртого члена. Ещё на меньший энтузиазм по понятным причинам можно рассчитывать от армянской стороны. Так что перспективы украинского участия представляются мало реальными.












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100