Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


"Намедни": особенности национальной свободы слова


08.06.04
Михаил Белецкий

Постоянные зрители программы Леонида Парфёнова "Намедни", к которым относится и автор этих строк, включив в последнее воскресенье в обычное время канал "НТВ-Мир", могли увидеть вместо него некий детектив. Разъяснений в момент ожидаемого начала передачи не было. Как не удалось мне в день увольнения Парфёнова услышать хотя бы упоминание об этом факте на НТВ - я узнал о нём только по нашему "1+1".

Фактическая сторона дела проста. "Намедни" сняла интервью с вдовой погибшего в Катаре чеченского лидера Зелимхана Яндарбиева, в убийстве которого обвиняют сотрудников российских спецслужб. Руководство канала запретило давать этот сюжет в эфир, а Парфёнов сообщил об этом и письменное распоряжение опубликовал. После этого он был уволен из телекомпании за нарушение корпоративной этики и "нарушение трудового договора, обязывающего его поддерживать политику руководства телекомпании"; сама программа была закрыта.

Закрытие "Намедни" широко комментировалось в ряде газет, в частности, в "Известиях", и главное - в самой свободной части медиа-пространства - в Интернете. Одна из представленных точек зрения - о вине самого Парфёнова в плане той же корпоративной этики и политики руководства. Можно согласиться, что в этом есть доля правды. Но трудно представить обратный случай: чтобы руководство компании, критически относящейся к Путину, за неподдержку своей политики уволило убеждённого сторонника президента. Тем более - одного из наиболее популярных в России тележурналистов, определяющего лицо канала с точки зрения имиджа и приносящего ему немалую прибыль. По самым скромным подсчётам, реклама на "Намедни" приносила НТВ порядка 10-15 млн. долларов в год, т. е. 7,5% рекламных поступлений. (По другим подсчётам называлась и сумма в 88 млн.).

Действительный смысл закрытия "Намедни" станет ясным, если рассмотреть его в контексте всех событий последних лет вокруг НТВ. Несколько лет назад канал демонстрировал резкую и многоплановую оппозиционность к режиму Путина. Достаточно вспомнить сюжеты о Чечне и "Итого" с Путиным в роли крошки Цахеса. Потом НТВ отбирается от Гусинского и передаётся "Газпрому" - разумеется, из чисто коммерческих соображений, не имеющих ничего общего с политикой. Потом увольняют Шендеровича с его "Итого". Потом Киселёва с его "Взглядом". Теперь очередь дошла до Парфёнова: правда, не столь оппозиционен, как Шендерович или Киселёв, но всё-таки слишком независим, позволяет себе иронию в сюжетах о президенте. Тенденция, однако.

Очевидно, речь идёт о тенденции, общей для всех стран СНГ. Власть стремится максимально, насколько это возможно, контролировать информационное пространство. В большинстве стран послесоветской Азии этот контроль глобален. В наиболее демократических, каковы Россия и Украина, печатные издания располагают относительной свободой, и внимание власти сосредоточено на контроле теле- и радиоканалов как оказывающих максимум информационного влияния. Пока это на 100 процентов не удаётся. В России то же НТВ ещё не стало полным официозом. В передачах "Страны и мира" или "Свободы слова" оппозиционно настроенный зритель жадно улавливает намёки на критическое отношение к власти, как делал это в советское время, листая страницы "Нового мира", пока его не прикрыли. Своего рода кукиш в кармане - утешение отечественной интеллигенции. А в Украине даже появился целый оппозиционный канал, Пятый, - не будем говорить ни о его профессиональном уровне, ни об антисемитской репутации одного из ведущих.

Кстати, если в странах Запада в оценке состояния свободы слова в странах постсоветского пространства, в частности, в Украине, ранее доминировали алармистские оценки (полное засилие цензуры!), то в последнее время их часто заменяет более спокойный анализ и делаются выводы, близкие к приведенным выше. Так в слушаниях по Украине в американском Конгрессе 12 мая при существенной критичности общих оценок отмечалась определенная свобода слова в печатных и интернет-изданиях. (Это отметил помощник госсекретаря США бывший посол в Украине Стивен Пайфер.) А международная правозащитная организация "Freedom house" в выпущенном в мае докладе, критически оценив ситуацию со свободой слова во всех странах СНГ, всё же лучшие оценки дала Украине и Молдове (по 4,88 балла), лучшие, чем России (5,25), не говоря уже о Туркменистане (6,88). (Оценки давались по 7-балльной системе; 7 означает полное отсутствие свободы.) Не берусь утверждать, что справедливо наше сравнение с другими странами мира, но, по крайней мере, можно радоваться, что среди худших мы лучшие.

... А ближайшей украинской параллелью к закрытию "Намедни" может служить история с программой Александра Ткаченко "Післямова" на канале "1+1". Была в Украине такая аналитическая программа, интеллигентная, профессиональная, весьма популярная. Президент Кучма её хвалил. Упаси Боже, не оппозиционная, но как бы сказать, не на 100 процентов управляемая. И вот в декабре 1997 года передача прекратила существование. Сам Ткаченко заявил, что в сложившейся политической ситуации "не видит возможности профессионально выполнять свои обязанности". В отличие от нынешнего случая, не был указан даже стрелочник, причастный к закрытию программы. Глава президентской администрации Кушнарёв высказал сожаление в связи с уходом из эфира "высокопрофессиональной передачи" и осудил в связи с этим "беспредел в политической жизни Украины" и действия "отдельных политических лидеров". А передачи не стало.

Так что "Післямова" переводится на русский как "Намедни".












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100