Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


Чечня - что дальше?


11.05.04
Михаил Белецкий

На этих днях был убит президент Чечни Ахмад Кадыров.

Чеченскую войну можно поставить в один ряд с другими доставшимся от ми-нувшего века конфликтами между государством и террористическими сепаратистскими движениями - такими, как в Ольстере или в Провинции Басков. Однако менталитет участников придаёт ей особые черты: эта война отличается исключительной жестоко-стью. Точнее, следует говорить о беспримерной жестокости армии - действия террори-стов никогда не бывают мягкими. Можно вспомнить бомбёжку рынка, где погибло около сотни людей, систему зачисток и пыток пленных. И всё безнаказанно. Вот и в последние недели, когда Америка была потрясена преступлением нескольких своих солдат в Ираке и требовала отставки военного министра, суд присяжных в Ростове оп-равдал группу спецназовцев, расстрелявших мирных чеченцев. Всей своей реакцией на военные преступления Россия как бы признала их нормой ведения этой войны. И вот результат - такой накал ненависти чеченцев к России, которого по отношению к своим государствам не знают ни Страна Басков, ни Ольстер, не знала и Чечня XIX века. До-бавьте к этому формирующиеся традиции исламского террора. Европа не имеет своих террористов-самоубийц, а в Чечне, по словам недавно судимой террористки, есть оче-редь девушек, желающих стать шахидками. Именно девушек - такого нет даже в Пале-стине.

Для России это война за территориальную целостность. До начала второй чечен-ской войны звучали предложения предоставить Чечне независимость, отгородившись от неё непроницаемой границей; в частности, это предлагал Солженицын. Естествен-ный довод против: потеря Чечни может стать началом распадом России; за ней потя-нутся Дагестан, другие народы Кавказа, а там уже Татария, Башкирия и так далее. В своё время можно было дискутировать об опасностях и приемлемости такого варианта, но сейчас это время ушло. Приход Путина означал выбор политики: удержать Чечню любой ценой. Сегодня таков и выбор большинства населения России. И едва ли не в первую очередь этому способствовал развернувшийся в ответ на войну чеченский тер-рор.

Трудно сказать, какого хода событий ожидал Путин, начиная вторую чеченскую войну. Разгрома чеченского сопротивления по образцу разгрома УПА? (Кстати, парал-лели чеченских партизан с УПА постоянно проводились в российской печати.) Но для этого необходимы те возможности тотального контроля, которыми обладала советская власть, а вернуться к ним российской власти не под силу, не те времена. Оставалось рассчитывать на затухание конфликта в связи с нарастанием усталости. При этом со-противление не исчезает полностью, но слабеет и локализуется. В конце концов, так произошло в том же Ольстере, так же было в царские времена в Чечне. Смертельно ус-тала и нынешняя Чечня, и можно думать, что подавляющее большинство чеченцев се-годня мечтают: скорее бы это как-нибудь кончилось, наступила бы хоть какая-то мир-ная жизнь. В том же заинтересована и российская власть. И до последнего времени ка-залось, что события развиваются по этому сценарию. Контроль над территорией пере-ходил от федеральных войск к полицейским формированиям, в пределе местным, соз-данным из тех же "бандформирований". Так или иначе сформировались местные вла-сти, себе на уме, но лояльные к России. Сами партизаны растворились в населении или ушли в горы, где их не так сильно уже и преследовали.

Убийство Кадырова взорвало обстановку. Ему не многие симпатизировали при жизни, но сейчас многие пожалеют - о гибели не человека, а политического символа. Символа того, что жизнь начинает хоть как-то налаживаться. И пожалеют, я думаю, в первую очередь сами чеченцы.

Возникает ситуация неопределённости. Главный вопрос: что предпримет Рос-сия? Бесконечно вести широкомасштабную войну она себе позволить не может - терпе-ние её народа тоже небеспредельно. Тем более не может Путин предоставить Чечню самой себе, как сделал де Голль с Алжиром.

Остаётся две возможности. Одна из них - продолжить политику "чеченизации", символом которой был Кадыров, с новым управляемым лидером. Правда, сейчас это может быть труднее: чеченцам убедительно напомнили, что сотрудничество с россий-ским властями - дело опасное.

Но вполне возможна новая кампания в духе начала второй чеченской войны - с бомбёжками, зачистками и потоками беженцев.












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100