Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


Есть ли альтернатива Тимошенко?


06.02.09

Осенью 2008 г. на Украине было объявлено сразу о нескольких новых политических проектах. Появились потенциальные конкуренты у Партии регионов и у Юлии Тимошенко. Но, несмотря на ухудшающуюся ситуацию в украинской экономике, пока мы не видим взлета популярности этих новых лиц. В чем проблема? Каковы перспективы новых политических сил? Что им мешает войти в «тройку» политических лидеров Украины? И почему ситуация здесь может поменяться? Об этом в интервью интернет-изданию «ПОЛИТКОМ.RU» эксперта Киевского центра политических исследований и конфликтологии Антона Финько.

– Проект с созданием партии или блока бывшего спикера Верховной Рады Арсения Яценюка будет развит в отдельную либо вольется в какую-либо существующую политическую силу, либо он вообще бесперспективен?

– С политической поддержкой у проекта свои проблемы и свои достижения. Несомненно, у Арсения Петровича как политика есть сильные стороны. Проведенный в декабре по заказу Центра Разумкова опрос продемонстрировал, что гипотетический «Блок Яценюка», в случае проведения ныне парламентских выборов, пользуется поддержкой 6,6%. Таким образом, он условно опережает «Блок Ющенко» (4,2%) и находится на одном уровне с Блоком Литвина (6,7%) хотя и уступает иным ведущим политическим силам (Партия регионов – 27,2%; БЮТ – 21,6%; КПУ – 8,5%).

Столько же респондентов (6,6%) выразили желание видеть его в качестве президента. У Яценюка появились сторонники-неофиты в Центре и на Западе Украины, где он снискал репутацию дельного экономиста. Таким образом, Яценюк, начал представлять известную угрозу позициям Юлии Тимошенко, оттягивая в первом туре от нее часть «оранжевого» электората, на который она после головокружительного падения популярности Ющенко могла рассчитывать в качестве полного монополиста.

Однако у Яценюка никогда не было сильной партийной поддержки. Это связано с характером его карьеры. Это деятель «кириенковского типа», но без «Союза правых сил». Это толковый и образованный политик национал-либерального толка, который занимал высокие должности – благодаря личным способностям и поддержке тех или иных групп в элите. В частности, за счет поддержки Ющенко он занял и должность одного из руководителей Секретариата президента, и министра иностранных дел, и председателя Верховной Рады. То есть это на сегодняшний день – карьера способного одиночки-«технократа». Предпринятые Яценюком попытки формирования собственной политической силы («Фронт перемен»), пока не возымели эффекта. К тому же украинские избиратели обычно воспринимают в качестве необходимого условия для занятия президентской должности опыт политика на посту главы правительства, которого на сегодня у Яценюка нет.

Оппоненты подозревают Яценюка в том, что в случае достижения успеха он явится продолжателем курса Ющенко, хотя и будет действовать более рациональными и современными методами.

– Ранее он планировал создание «своей» партии в декабре 2008 г. Сейчас он перенес это на время после президентских выборов – на 2010 г.?

– Скорее всего, какая-то работа по формированию «Фронта перемен» будет продолжаться. Пропрезидентские эксперты утверждают, что начинания Яценюка, дескать, могут быть поддержаны представителями крупного капитала – руководителем трубной компании «Интерпайп» Виктором Пинчуком (зять Леонида Кучмы, он также снискал известность как один из меценатов театра «Ленком»), совладельцем «Индустриального союза Донбасса» Виталием Гайдуком, владельцем страховой группой ТАС Сергеем Тигипко и, якобы, даже лидером финансово-промышленной группы «СКМ» Ринатом Ахметовым (со своей стороны Яценюк категорически опровергает утверждения о том, что к обеспечению «Фронта» причастен кто-либо, кроме него самого: «пока четкой договоренности ни с кем нет. Парадокс в том, что мне сегодня денег не надо, я справляюсь сам, я, кстати, – официональный гривневый миллионер»).

Впрочем, вне зависимости от того, в какой степени верны эти предположения, сегодня в Украине активно обсуждаются два иных сюжета. Во-первых, речь идет о заявлении Юлии Тимошенко, согласно которому политический проект Яценюка поддерживается Дмитрием Фирташем – владельцем «РосУкрЭнерго», непосредственно влияющим на генетически связанный с ОРТ крупнейший украинский телеканал «Интер» (по словам же Яценюка, попытка увязать его с «РУЭ» и в целом с олигархическим капиталом представляет собою пример «грязных политических технологий», поскольку он «методично на протяжении двух лет воевал с посредником», т.е. с «РосУкрЭнерго»).

Во-вторых, имеются в виду сообщения о том, что к партийным начинаниям Арсения Петровича якобы может примкнуть недавно оставивший стан Тимошенко и вновь примкнувший к Ющенко бывший глава Таможенной службы Валерий Хорошковский – в прошлом один из руководителей металлургической группы «Евраз» Александра Абрамова. Ведущая непримиримую борьбу с «РосУкрЭнерго» Юлия Тимошенко утверждает, что «Хорошковский и Фирташ – одна команда».

Можно предположить, что в случае подключения к партийным проектам Яценюка политических консультантов, связанных с Валерием Хорошковским, в позиционировании «Фронта перемен» усилится направленность на преуспевающих избирателей, ориентированных на праволиберальные ценности, среди которых представлена «продвинутая» молодежь, часть предпринимателей, часть интеллигенции. Речь идет о социально активных слоях, но в целом это довольно узкий сегмент, а для успешного выступления необходимо работать в разных средах.

– Каковы перспективы у «Союза левых сил» Василия Волги?

– Украине как воздух необходимо сильное левое движение, которое могло бы преодолеть раскол страны на «оранжевых» и «сине-белых» и переформатировать политическое пространство. Что касается Союза левых сил, то, хотя замысел, конечно, интересный, но пока его деятельность не приобрела общенационального размаха.

– Почему, как Вы считаете?

– Это связано с тем, что проект рассчитан на юго-восточного избирателя, а он – осторожен и на сегодняшний день выбирает между Партией регионов и Коммунистической партией. Если эти избиратели крайне недовольны Партией регионов, то они голосуют за Компартию. В этой схеме пока не существует третьего игрока.

– То есть СЛС не может предложить ничего нового?

– Для этого нужно очень сильное харизматическое движение, руководители которого способны возглавить мощную протестную активность в пользу социальной справедливости, прослыть «народными трибунами и заступниками» и объединить, хотя бы частично, электорат юго-востока и центра Украины. На сегодняшний день СЛС не является первостепенным фактором.

– А что касается перспектив гипотетического блока Раисы Богатыревой?

Это был проект-копия, рассчитанный на создание противовеса Тимошенко. К последней можно относиться по-разному и выдвигать в ее адрес самые разнообразные инвективы, но нельзя отрицать того, что Тимошенко наделена харизматическими дарованиями и редким политическим чутьем. Ее невозможно копировать, так же как, скажем, невозможно было бы копировать Эвиту Перон. Кроме того, в случае создания подобного блока, он вряд ли смог бы серьезно бороться за голоса избирателей в восточных и южных областях: здесь с недоверием относятся ко всему, что близко к лагерю Ющенко. А для Центра и Запада страны такой блок оставался бы ментально чуждым явлением.

– Кого еще Вы можете назвать из молодых политиков, который могут стать новыми «проектами» в украинской политической жизни?

– Пока во «втором эшелоне», среди тех, кто бросает вызов двум основным игрокам – Януковичу и Тимошенко – только один вызов и действующий только на поле Тимошенко – это Яценюк. Других вызовов пока не сформировалось.

– Леонид Черновецкий «выше» мэра Киева не «поднимется»?

Черновецкий действительно лелеет амбиции общеукраинского масштаба, но до сих пор в украинской политике не было прецедента, чтобы человек, успешно выступающий на региональном уровне, автоматически успешно выступил бы и на общенациональном. На сегодняшний день в Украине нет прямой связи между выборами на региональном и общенациональном уровне – мотивация может быть совершенно разная.

Кроме того, Леонид Черновецкий в Киеве использует социальные технологии, сходные с теми, на которые опирается его оппонент – Юлия Тимошенко – на уровне общенациональном. Оба, к примеру, во многом апеллируют к стратам, ориентированным на социальную поддержку, в особенности к пенсионерам. Этим же слоям уделял заметное внимание Виктор Янукович.

При иной ситуации значительная часть такого рода избирателей отдали бы голоса Компартии. Однако в создавшейся ситуации они отдают предпочтение выходцам из бизнес-среды, обладающим харизматическими дарованиями и ориентированным на «социальную работу», повышение пенсий и иных выплат (оппоненты такую политику называют «социал-популизмом» или же «патернализмом»). На общенациональном уровне у Черновецкого окажется слишком много конкурентов.

– Почему на украинский «политический небосклон» не могут прорваться новые политики?

– Среди избирателей существует недовольство всеми основными «игроками». Но события конца 2004 года трагическим образом усилили раскол Украины. Перетекание симпатий по-прежнему протекает внутри основных политико-регоинальных и ценностных массивов – бывшего «оранжевого», с одной стороны, и «сине-белого» – с другой. Поэтому не происходит радикального изменения общей картины. Избиратели консервативны в выборе за «своих»: или же за Януковича, а если будут им недовольны – за коммунистов, или же, поскольку разочаровались в Ющенко, за Тимошенко. А если уж очень опасаются Тимошенко – выскажутся в пользу Яценюка.

В то же время мы на сегодня не знаем, насколько серьезно повлияет экономический кризис на социальную и политическую ситуацию, каков будет уровень безработицы, удастся ли реанимировать ключевые секторы экономики, каким образом (значимым или ограниченным) кризис скажется на популярности главы правительства, будут ли в связи с этим предприняты новые попытки ее смещения, выдвинутся ли из второго и третьего эшелона новые игроки и т.д. От ответа на эти вопросы во многом зависит дальнейшее развитие ситуации в Украине.

– То есть с 2006-2007 гг. ничего принципиально не изменилось?

– Нет, произошли заметные изменения, на смену приступам буйных эмоций образца 2004-2005 годов пришла ограниченная ремиссия, сопровождающаяся усилением критичности в отношении вождей своего лагеря, но кардинально не изменилось политико-географическое деление населения.

Конечно, направив определенные, хотя и довольно осторожные, сигналы Москве, Ю.Тимошенко несколько усилила к себе симпатии на Востоке страны и способствовала смягчению имеющегося противостояния.

Коренным образом изменить ситуацию могло бы движение, которое было бы было одинаково положительно воспринято и в «сине-белом» и в бывшем «оранжевом» сегменте, но это сценарий можно отнести к фантастическим.

Между избирателями Запада, Центра и Юго-Востока сохраняются значимые политические различия. Это проявилось в ходе событий вокруг Южной Осетии. На Западе Россию агрессором назвали 68%, а Грузию – 13%; в Центре Россию сочли агрессором 42%, а Грузию – 31%; на Юго-Востоке Россию расценили в качестве агрессора 14%, а Грузию – 62%.

Успех, видимо, может сопутствовать тем, кому удастся объединить вокруг себя избирателей двух макрорегионов (Запад и Центр в одном случае, или Юго-Восток и Центр – в другом. Последний вариант означал бы слом разделения страны на бывший «оранжевый» и «сине-белый» сегменты).

Так, Ющенко в свое время консолидировал электорат Запада и Центра антиолигархическими лозунгами (хотя сам он явно пользовался поддержкой ряда крупнейших финансово-промышленных групп, причем отнюдь не только украинских, но и некоторых российских). Это была революционная риторика, которой «сине-белая» элита не смога противопоставить свою действенную радикальную альтернативу.

– Чем сейчас можно взволновать электорат?

– На выбор основных тем и лозунгов избирательной кампании будет влиять экономический и социальный кризис. Видимо, может быть востребована критика элиты в целом – «все надоели». Это ситуация, которая благоприятствует появлению чего-то подобного буланжизму (радикальное политическое движение во Франции 1880-х – начала 1890-х гг.; от имени лидера – генерала Ж.Э. Буланже – О.Г.) или же антиэлитного политического движения, типа того, которое возглавил при походе во власть Александр Лукашенко, бросив вызов правящему классу. В реальности эту роль по-прежнему выполняет Юлия Тимошенко, хотя она возглавляет правительство и опирается на поддержку части бизнес-класса.

– Она забирает себе те лозунги, которые могли бы ввести в политику новых людей.

– Точнее сказать, что с ней в какой-то степени связаны ожидания избирателей по обузданию аппетитов элиты. Но проблема для нее состоит в том, что на сегодняшний день никто не может предсказать, как скажется на ее популярности экономический кризис. Если падение экономики не приобретет катастрофического характера, она останется ключевым игроком, если же падение усилится – могут вдруг оказаться призванными, задействованными несколько новых политиков, фамилии которых мы, возможно, еще не знаем. Произойдет перекройка расстановки сил на политической арене и появится спрос на новые лица.

– В Партии регионов может появиться фигура альтернативного лидера, наподобие покойного Евгений Кушнарева?

– Думаю, что Евгений Петрович Кушнарев не был прямой альтернативой руководству Партии регионов. Ныне же «сине-белые» избиратели, с одной стороны, недовольны пассивностью Партии регионов, а с другой – они ее ценят за то, что это организованная, относительно стабильная, дисциплинированная и предсказуемая сила.

Избиратели, видимо, одновременно желают появления каких-то новых лидеров, и в то же время не хотят распрей в Партии регионов, которыми может сопровождаться борьба за лидерство.

– А как же знаменитый ход с раздвоением одного и того же бренда? В свое время «оранжевые» разделились на команду Ющенко и команду Тимошенко, и это повысило популярность «оранжевых» сил в целом. Почему не может появиться некий альтер-Янукович?

– Появление такого рода альтернатив оправдано в том случае, если она позволит оттянуть на себя часть голосов Центра Украины. На сегодня такого политика нет. Но деятель, который смог бы объединить Центр и Восток Украины, перекроил бы картину расстановки политических сил.

Будем смотреть, как скажется или не скажется экономический кризис на популярности Тимошенко. В поддержке избирателей исключительную роль играют ожидания. Кстати, ожидания, связанные с Ющенко исчерпаны. Еще один момент: избиратели оценивают, насколько рьяно идет борьба за власть: если у человека очень сильная жажда власти, и он имеет шансы, то они считают, что лучше этого человека пустить к власти, чем дать ему «взорвать» ситуацию изнутри – пусть «рвущийся к власти навластвуется всласть».

Беседовал Олег Горбунов












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100