Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


У Азарова отнюдь не один возможный преемник


23.01.13
[Коммунист]

Формирование нового состава правительства преподнесло немало сюрпризов. Своим мнением относительно значительно обновленного Кабмина с нами поделился эксперт Киевского центра политических исследований и конфликтологии Антон Финько.

— Антон Евгеньевич, дайте, пожалуйста, общую оценку сформированному правительству.

— Изначально в качестве главы правительства рассматривалась кандидатура Сергея Арбузова. Степень вероятности его назначения была достаточно высока. Ввиду того, что это назначение не состоялось, было вполне логично предположить, что он станет первым вице-премьером. Но этим дело не ограничилось, более того, влияние группы молодых деятелей, связанных непосредственно с президентом, называемых проправительственными комментаторами «младореформаторами», а в терминологии оппозиции «семьей», значительно усилилось.

Небезынтересный факт. Если мы проанализируем, как в Украине происходят назначения на должность премьера, то обнаружим, что из всех глав правительства как минимум четверо ранее занимали пост первого вице-премьера. Таким образом, можно констатировать, что Арбузов «обкатывается» в качестве кандидатуры, которая при условии, если он докажет свою эффективность, сможет далее продвигаться по карьерной лестнице.

Многим наблюдателям бросилось в глаза, что при формировании нового состава Кабмина из всех финансово-промышленных групп, близких к партии власти, прежде всего были учтены интересы СКМ Рината Ахметова. Появление же на должности вице-премьера главы Днепропет¬ровской областной администрации Александра Вилкула, может свидетельствовать о том, что у Николая Азарова отнюдь не один возможный преемник.

Обращает на себя внимание и то, что позиции так называемой газовой группы хоть и не сведены на нет, но все-таки ослабли.

Данное правительство — это правительство, в котором финансы и правоохранительная система находятся под контролем лиц, непосредственно ориентированных на главу государства. Оно не является правительством «олигархического консенсуса», поскольку теперь уже нет столь явного баланса между основными финансово-промышленными группами («олигархическим капиталом»), хотя в нем значимо представлены позиции СКМ. Поэтому его условно можно назвать «президентско-корпоративным».

Если бы правая оппозиция и ее внешние кураторы и покровители были заинтересованы сегодня в таком развитии событий, то начались бы разговоры на тему того, что «президент, наконец, дистанцировался от большинства олигархов, а в правительстве задают тон молодые либеральные реформаторы». Поскольку же такой заинтересованности ныне нет, а есть, напротив, надежда на «олигархическую оппозицию», то ситуация ими интерпретируется в противоположном духе, как безудержная и опасная кадровая экспансия «семьи» и захват ею экономических активов на всех возможных направлениях.

— В каких экономических условиях будет работать новый Кабмин?

— Новое правительство будет действовать в тяжелых условиях второй волны финансово-экономического кризиса мировой капиталистической системы. Европейская финансовая верхушка, похоже, несколько успокоилась, поскольку в 2012 году не оправдались наиболее мрачные прогнозы по поводу краха евро, но все равно новый год обещает быть очень нелегким. Как известно, правящий класс Украины с феноменальной легкомысленностью создал за годы независимости экономическую модель, чрезвычайно зависимую от внешних рынков и посему лишенную защиты от колебаний внешнеэкономической конъюнктуры, а в 2005—2009 годах к тому же активно поощрял компрадорские тенденции. Да и в целом Украина до сих пор не достигла экономического уровня 1990 года.

Странная получается картина. Вроде бы 20 лет при власти у нас крупный капитал, а в стране с точки зрения поиска стратегии развития всегда царила какая-то воистину мелкобуржуазная местечковая беспечность. Наши идеологи вообще-то (если бы они лучше помнили университетские курсы по политэкономии) обязаны были не забывать о столь приснопамятном явлении, как кризисы перепроизводства.

Однако, видимо, власти предержащие в Украине всерьез отнеслись к настроениям полной самоуспокоенности, царившей на Западе. Господствовала вера в то, что мировой капитализм вступил в некую золотую эру бесконечного процветания, пока не грянул мировой кризис, отягощенный тем, что, как отмечает экономист и противник финансовой глобализации Уолден Белло, «способность Уолл-Стрита придумывать все более и более сложные финансовые инструменты сильно обогнала регулирующие способности правительства. Это произошло потому, что доминирующая неолиберальная «невмешательская» идеология мешала (американскому) правительству даже помыслить о создании более эффективных регуляционных механизмов». По мнению лауреата Нобелевской премии Пола Кругмана, являющегося сторонником регулируемого рынка, бдительность бизнеса, академической науки и бюрократии ослабилась вследствие коллапса советской системы, когда впервые с 1917 года «частная собственность и свободные рынки стали восприниматься в качестве фундаментальных принципов, а не вынужденных оппортунистических уступок, а неприятные стороны рыночной системы — неравенство, безработица, несправедливость — были признаны неотъемлемыми фактами реальной жизни. Капитализм был принят всеми не потому, что он оказался (или показался), успешным, а потому, что никто не видел ему разумной альтернативы».

Для находящейся во внешней зависимости Украины эта незыблемая догматическая вера в чудеса свободного рынка обошлась падением ВВП на 15% в 2009 году, когда правительство Тимошенко не удержало ситуацию. Остается надеяться, что нынешний Кабинет Министров лучше справится с вызовами мирового кризиса и не допустит обвала. В целом же наша верхушка в конце 80-х и начале 90-х годов безответственно проиграла советское наследие, а затем поверила в миф о бескризисном развитии капитализма, который сформировался на Западе вследствие ее же бездарного проигрыша.

Сейчас правящие круги вроде бы вполне резонно заговорили о том, что чрезмерная зависимость от внешних рынков — это большая проблема и необходимо поощрять внутренний спрос. Что называется, лучше поздно, чем никогда, но смена модели развития (если к ситуации в Украине в период после 1991 года применительно использование термина «развитие») — это отнюдь не вопрос одного дня, да и одного доброго пожелания здесь мало. Сейчас, к примеру, было бы намного меньше проблем и не пришлось бы возвращаться к вопросу о повышении ввозных пошлин на многие импортные товары, если бы в 2008 году страна в спешке не ринулась в ВТО на невыгодных для себя условиях, что тогда, кстати, поддержали все политические силы, кроме КПУ.

В нынешних же условиях мы столкнемся с ситуацией, когда плохие условия на внешних рынках ударят по экспорту украинской металлургической и химической промышленности. В целом ситуация очень непростая. За последний год уменьшились золотовалютные запасы. В 2013 году нас ожидают максимальные выплаты по внешним долгам, в том числе заимствованиям МВФ. В III квартале 2012 года было зафиксировано снижение ВВП на 1,3%, снизились объемы производства в строительстве и обрабатывающих отраслях. В этих условиях российское руководство предлагает свой пакет по реанимации украинской экономики: в ответ на вступление в Таможенный союз пойти на уступки в критическом для Украины вопросе цены на газ. Однако окончательный ответ украинской стороны явно пока не сформулирован.

— Какими принципами руководствовались при выборе кандидатов на должности министров?

— Сложилось впечатление, что шла достаточно напряженная закулисная борьба, итоги которой со стороны мало кто мог прогнозировать. Сейчас можно говорить, что где-то кандидатуры отбирались по принципу лояльности, где-то — исходя из принадлежности к той или иной финансово-промышленной группе, где-то — по своим управленческим качествам.

В целом можно прислушаться к тем экономическим экспертам, которые полагают: создание в условиях кризиса суперминистерства — Министерства налогов и сборов — является оправданным шагом. Однако существует риск того, что в новой структуре возникнут проблемы с управляемостью.

Мне кажется, что правы экономисты, положительно расценивающие восстановление Министерства промышленной политики и считающие, что преобладание интересов финансового капитала над интересами капитала промышленного является одним из источников кризиса. Ситуация в реальном секторе вызывает исключительную озабоченность. Остановились украинские ферросплавные предприятия, обанкротилась «Днепрошина», в условиях, когда Украина не урегулировала экономические отношения с Россией, остановлены также Запорожский автомобильный завод и «Богдан». Вплоть до остановки ЗАЗ произвел и собрал в 2012 году приблизительно 40 тысяч автомобилей, что составляет малую долю от докризисных объемов (в докризисном 2007 году полномасштабное и крупноузловое производство составили 282 тыс. штук). Для сравнения: в 2012 году головное предприятие чешской «Шкоды» — Младоболеславский автомобильный завод продал, несмотря на кризис, 923200 автомобилей.

Полагаю, что главным критерием оценки деятельности нынешней управленческой команды, включающей новых первого вице-премьера С.Арбузова и вице-премьера А.Вилкула, является ее способность реанимировать реальный сектор, готовность сохранять и приращивать рабочие места, модернизировать украинские предприятия, добиваясь усиления их позиций на внутренних и внешних рынках. Если наша страна сгубит свой технологический потенциал, разрезая по преступному обыкновению свои предприятия на металлолом, и окончательно превратится в одно большое люмпенизированное сонное местечко, кое-как выживающее за счет денежных переводов гастарбайтеров, — это уже будет что угодно, но только не Украина.

— Выдержан ли баланс влияния между основными ФПГ?

— Повторюсь, что баланс смещен в сторону группы, ориентированной непосредственно на президента и представителей СКМ.

— Назначение Леонида Кожары одни трактуют как усиление российского вектора нашей внешней политики, другие — как западного. А что по этому поводу думаете вы?

— Думаю, что Леонид Кожара является умеренным западником.

— Что можете сказать о сохранении за собой портфеля министра Дмитрием Табачником?

— Ситуация для министра образования осложнена тем, что власть, как и в эпоху Кучмы, оставляет за собой экономику, отдавая идеологию на откуп националистам и национал-демократам. Так, Комитет Верховной Рады по науке и образованию возглавил представитель «Батькивщины». Вообще-то опыт кучмовского времени свидетельствует о том, что утрата контроля над идеологическими процессами рано или поздно приведет к подрыву экономической власти.

— Как расценивать назначение на пост министра социальной политики Натальи Королевской? Многие считают, что она является креатурой Рината Ахметова.

— Это наиболее распространенное мнение. Время покажет. Часто бывает, что человек рассматривается как ставленник одной из групп влияния, а затем кадровый пасьянс раскладывается иначе. Но в любом случае у нового министра социальной политики отрываются теперь самые широкие возможности для реализации ее предвыборных идей по повышению средних зарплат до 1000 евро, а пенсий до 500 евро.












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100