Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


Интеграционные проекты на постсоветском пространстве как проблема для Украины


15.03.12

Интеграционные проекты на постсоветском пространстве, разработка и реализация которых активизировалась в последние годы, что, судя по всему, связано с общим пересмотром системы межгосударственных отношений на пространстве СНГ, действительно являются проблемой, с которой столкнулась сегодня украинская власть. Почему сложившуюся ситуацию я оцениваю, прежде всего, как проблему, вызов?

Во-первых, следует принять во внимание, что Украина не является инициатором этих проектов и связанных с их реализацией процессов. Украина традиционно достаточно осторожно относится к новым объединительным процессам на постсоветском пространстве. В качестве наиболее яркого примера можно вспомнить, что, будучи одним из государств - учредителей СНГ, Украина тем не менее так и не стала его полноценным членом, поскольку протокол Соглашения о создании Содружества независимых государств Киевом так и не был ратифицирован.

При этом нельзя не признать, что Киев неоднократно выступал инициатором локальных интеграционных проектов, таких как ГУАМ, Балто-Черноморско-Каспийский союз или Содружество демократического выбора. Впрочем, все эти проекты в полной мере не были реализованы, а фактически увенчались неудачей, по моему мнению, во многом потому, что были направлены против такого влиятельного игрока в регионе, как Россия.

Во-вторых, необходимо признать, что для Украины усиление интеграционных процессов на постсоветском пространстве далеко не во всем выгодно. Киев, как правило, поддерживал такую модель взаимоотношений на постсоветском пространстве, в рамках которой не создавались бы барьеры на пути украинских товаров на внешние рынки, но без какого-либо ограничения независимости страны. Отступила от своей стратегии Украина только при Президенте В.Ющенко, при котором внешняя политика страны определялась идеологическими, а не экономическими соображениями, чем, к примеру, не преминула воспользоваться Россия, которая фактически «выдавила» Украину из Центральной Азии. Отсюда и сегодняшняя заинтересованность Киева в подписании договора о создании Зоны свободной торговли в рамках СНГ. Ведь в рамках именно такой модели межгосударственных отношений украинские правящие круги чувствовали и чувствуют себя наиболее комфортно. (Модель взаимоотношений между Белоруссией и Россией не рассматривается как приемлемая для Украины, элита которой заинтересована в сохранении своей экономической самостоятельности.)

Проблема поиска оптимальных путей интеграции на постсоветском пространстве не стоит сегодня перед Украиной. В условиях неизменности закрепленного на законодательном уровне курса Украины на вступление в Европейский союз активизация с российской стороны интеграционных процессов ставит украинское руководство перед необходимостью поиска ответа на этот вызов.

Показательна в этом отношении предложенная В.Януковичем формула отношений Украины с Таможенным союзом - «3+1», предусматривающая сохранение существующего уровня торгово-экономического сотрудничества между Украиной и странами, вошедшими в Таможенный союз, без полноценного присоединения Украины к этому объединению. Данная формула как раз и есть один из предложенных вариантов решения задачи.

Украинская сторона демонстрирует неготовность к такой тесной экономической интеграции с Россией, Белоруссией и Казахстаном, которая предполагается в рамках Таможенного союза. Причем в данном случае мы наблюдаем не только и не столько демонстрацию позиции нынешнего руководства страны, сколько последовательность во внешнеполитической стратегии. Ведь Украина еще на момент создания Единого экономического пространства (т.е. еще во времена президентства Л.Кучмы) хоть и поддержала идею ЕЭП, но с самого начала обставила различными условиями свое участие в этом проекте. Так, соглашение о формировании ЕЭП Верховная Рада ратифицировала с оговоркой: «Украина будет принимать участие в формировании и функционировании Единого экономического пространства в пределах, которые отвечают Конституции Украины». Очевидно, что подобная формулировка предоставляет правительству страны широкие возможности для ограничения степени своего участия в этом экономическом объединении.

Официальный Киев сегодня исходит из того, что Украине следует продвигаться на рынок ЕС и вместе с тем сохранить уже завоеванные позиции на рынках СНГ. Именно поэтому Украина продолжает, похоже не безуспешно, переговоры с Европейским союзом о подписании соглашения о Зоне свободной торговли и одновременно ищет формулу взаимоотношений с Таможенным союзом (в частности, для Киева важно, чтобы ограничительные меры в отношении украинских товаров, которые имеет каждая из стран - членов Таможенного союза по отдельности, не распространились на всех участников этого объединения).

Украина сегодня сталкивается с достаточно жесткой позицией Российской Федерации, руководство которой неоднократно давало понять, что ставит Киев перед выбором: либо полноценное участие в экономическом союзе, либо введение ограничительных мер против украинских товаров. Однако такая жесткая альтернатива в отношении Украины вряд ли способствует продуктивному развитию двусторонних торгово-экономических связей. Следует принимать во внимание два обстоятельства.

Во-первых, Украина в отличие от России является членом ВТО, что налагает на нее определенные ограничения. В частности, у нас в среднем уровень таможенных пошлин составляет 4,5%, в то время как в Таможенном союзе - 10%. Соответственно, полноценное членство в Таможенном союзе потребовало бы от Украины пересмотра условий своего членства в ВТО (это займет достаточно много времени, и еще неизвестно, насколько выгодно для себя сможет Киев эти условия пересмотреть) либо выхода из этой организации, что, конечно же, немыслимо.

Во-вторых, закрытие «экономических границ» невыгодно не только Украине, но и самим странам - членам Таможенного союза. Украина заинтересована продавать, а Россия, в частности, заинтересована в ряде украинских товаров. В качестве примера можно вспомнить о продукции двух крупнейших предприятий украинского энергомаша - Сумского НПО им. Фрунзе и «Запорожтрансформатора», которая уникальна и сегодня крайне востребована в России.

Так что для обеих стран был бы выгоден отказ от политики, требующей однозначного выбора: «или - или» в пользу поиска взаимоприемлемой («гибкой») модели торгово-экономических взаимоотношений по примеру того, как Европейский союз умеет выстраивать различной степени интенсивности и глубины экономические отношения с разными странами.

Говоря об отношениях с Таможенным союзом, нельзя не упомянуть о представленном в известной статье В.Путина в газете «Известия» новом интегративном проекте на постсоветском пространстве - Евразийском союзе. Мне кажется, что Украина сегодня не готова дать однозначный ответ относительно возможности своего в нем участия. Многие украинские эксперты, чью точку зрения поддерживаю, сходятся во мнении, что на данном этапе этот проект остается слишком неопределенным - и по процедурам вхождения в него, и по правилам экономического взаимодействия (насколько они будут или не будут соответствовать нормам ВТО, членом которой стремится сегодня стать и Россия), и, наконец, по тем политическим требованиям, которые выдвигаются к государствам, которые будут намерены к нему присоединиться.

И пока вопрос о Евразийском союзе не стоит на повестке дня, представляется необходимым строить взаимоотношения между Украиной и Россией исходя из понимания того, какой мы хотим видеть украинскую (и российскую) экономику, хотим ли мы сохранять и развивать свой экономический потенциал. И готовы ли мы продолжать делать ставку на сырьевую экономику и производство продукции низкого уровня переработки.

Наиболее перспективным в рамках украино-российского торгово-экономического сотрудничества является отраслевая интеграция, в особенности в сфере наукоемкого производства. В частности, речь может идти об углублении и развитии сотрудничества в военно-технической сфере. Причем пересмотреть свои подходы в данном вопросе следует не только Украине, но и России.

Страны Запада не стремятся видеть Украину и Россию в будущем высокоразвитыми в технологическом отношении государствами. Показателен пример, который приводит президент ОАО «Мотор Сич» Вячеслав Богуслаев: «Мотор Сич» уже несколько лет не может приобрести в Германии высококлассное оборудование, поскольку в Европейском союзе созданы списки нежелательных предприятий и «не рекомендовано продавать самое современное технологическое оборудование на те предприятия России и Украины, которые работают на оборонный комплекс» [См.: Військово-технічне співробітництво в умовах глобалізації: український вимір. К., 2011. С. 18]. Так что если Украина и Россия не начнут совместно развивать сотрудничество в сфере наукоемкого производства, они поодиночке проиграют конкуренцию в этой отрасли.

Перспективным представляется развитие сотрудничества и в сфере транзита. Строительство Россией обходных газопроводов, так называемых Северного и Южного потоков, крайне негативно сказывается на процессе развития украинского транзитного потенциала. Между тем в этой отрасли наши страны, как представляется, могли бы от модели конкуренции перейти к модели сотрудничества. Последняя, кроме прочего, предполагает предоставление Украине гарантий на транзит российских энергоносителей (возможно, путем создания международного консорциума по управлению украинской ГТС) и развитие транзитных возможностей в рамках международного транспортного коридора ЕврАзЭС и ШОС (особенно если ШОС будет эволюционировать не в сторону превращения в военно-политический альянс, а, например, в подобие Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе).

Наконец, объективно интерес Украины состоит и в развитии сотрудничества с ОДКБ, причем не только военного. Киев заинтересован в расширении тематики такого сотрудничества. Потенциал ОДКБ, как представляется, Киевом в недостаточной мере используется, поскольку упор делается на сотрудничество с НАТО.

Развитие сотрудничества Украины с НАТО на современном этапе - тема, которая необычайно болезненно воспринимается Россией. Ни по существу, ни по форме взаимоотношения Украины и НАТО не изменились за последние три года, когда на юбилейном Бухарестском саммите Североатлантического альянса в 2008 году Украине было отказано в немедленном подписании Плана достижения членства (ПДЧ). Бухарестское решение отнюдь не означало, что тем самым Альянс отказался от своей политики «открытых дверей» по отношению к Украине. Ведь тогда фактически было принято решение о том, что интеграция Украины в Альянс будет проходить не через получение ПДЧ, а через реализацию Годовой национальной программы, аналогичной по своему содержанию ПДЧ. Неизменность курса на вступление Украины в НАТО подтверждена и Хартией о стратегическом партнерстве между США и Украиной, подписанной госсекретарем США К.Райс и главой украинского МИД В.Огрызко в декабре 2008 года.

Как известно, после победы В.Януковича на президентских выборах был законодательно закреплен внеблоковый статус Украины, который тем не менее не закрывает возможности для сотрудничества с НАТО (равно как и с ОДКБ), в том числе и в рамках реализации Годовой национальной программы. Иными словами, та логика сотрудничества Альянса и Украины, которая была определена на Бухарестском саммите, не была подвергнута пересмотру.

Сегодня Украина, впрочем как и Россия, активно сотрудничает с Североатлантическим альянсом. Вопрос же о присоединении к Альянсу на повестке дня не стоит и вряд ли в ближайшие годы он будет актуален. Тем не менее успешная реализация Годовой национальной программы, как представляется, способна создать условия, при которых будут устранены существующие сегодня военно-технические препятствия для присоединения Украины к Альянсу.

На этом фоне нельзя не отметить снижения объемов военно-технического сотрудничества Украины с Россией. Хотя Россия и остается главным партнером Украины в этой сфере, тем не менее за последнее десятилетие объем торговли оружием Украины с Россией снизился с 30-32% (2000-2002 гг.) до 20-24% (2007-2008 гг.), а в дальнейшем ожидается сокращение до 12-15% от общих объемов. [Данные приведены по: Військово-технічне співробітництво в умовах глобалізації. - С. 15]. Причем, как отмечают эксперты, происходит это сокращение во многом вследствие российской военно-стратегической политики.

Гуманитарное сотрудничество - сохранение единого информационного пространства России, Украины и Белоруссии - представляется чрезвычайно важным для культурного и научного развития наших стран. И именно на это, по моему мнению, должны быть направлены основные усилия наших государств в этой сфере.

Таким образом, говорить о полноценном участии Украины в интеграционных проектах на постсоветском пространстве сегодня не приходится. Но задача состоит в выработке гибкой позиции, позволяющей Украине развивать и расширять сотрудничество на постсоветском пространстве без политической интеграции. И задача эта стоит не только перед Украиной, но и перед Россией и Белоруссией.

Опубликовано в журнале «Международная жизнь» (№1, 2012), в материале “Международная научная конференция «Россия - Украина - Белоруссия: пути интеграции»”.












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100