Перейти на главную страницу





главная страница | наши сотрудники | фотобанк | контакт
 



  Цели и задачи Центра  
  Текущий комментарий  
  Тема  
  Автор дня  
  Социология и политика  

  Аналитика  
  Социологические исследования  
  Публикации и интервью  
  Новости  


О либерализме и политкорректности


17.01.05

(опубликовано в журнале "Новая Польша", N 12 за 2004 г.)

N 3 журнала "Новая Польша" за 2004 год открывает очень интересная статья А. Колаковской "Imagine... Интеллектуальные истоки политкорректности". Сразу хочу сказать, что примерно на 90% я согласен со всем, что в ней написано. Но письмо, естественно, посвящено тому, с чем я не согласен.

* * *

Хотя меня на Украине политкорректность еще не успела "достать" так, как А.Колаковскую, я разделяю ее крайне скептическое отношение к ней.

Когда она иронизирует: ... "того, что называют объективной истиной, не существует - это авторитарное понятие, вымышленное и навязанное западной цивилизацией, чтобы угнетать слабейших... Каждый имеет право на высшее образование, особенно если он не умеет ни читать, ни писать. А если вдобавок это негритянка-лесбиянка, то дать ей кафедру... В любой школе должны быть специальные занятия для детей, у которых трудности с чтением, которым трудно не воровать. Уроками для детей, у которых таких трудностей нет, можно будет когда-нибудь заняться, если найдутся время и деньги. Экзамены - элитарный метод репрессии... Каждый имеет право на исполнение всех своих чаяний, а точнее, имеет право требовать от государства, чтобы оно их исполнило... Президент Буш - опасный дурачок во главе империалистического государства, которое угрожает миру во всем мире..."

- я практически во всём с ней согласен.

Но (в отличие от А.К.) я думаю, что опасны не сами эти позиции (как бы абсурдны ни были многие из них), а интенсивность пропаганды, та ненависть, которую вызывает любая критика этих лозунгов, или (что, может быть, еще опаснее) та снисходительная презрительность, к которой "прогрессивная общественность" относится к тем, кто этих взглядов не разделяет.

Между тем эта ненависть, или это снисходительное презрение одинаковы и там, где проповедуется политкорректность, и там, где пропагандируется социализм того образца, который проповедовался в России в начале прошлого века вкупе с ненавистью ко всем царям, - или тот консерватизм вкупе с поклонением этим царям, который проповедуется в России в начале века нынешнего.

И опять, и опять:

"Другая важная черта политкорректности - уверенность, что единственная настоящая власть - это государство и что оно должно законодательно регулировать все сферы жизни, вплоть до семьи..."

Далее А.К. приводит ряд аргументов на этот счет (вплоть до того, что "в Англии на волосок не прошел закон, запрещающий родителям шлепать своих детей"), и делает вывод: необыкновенно характерная черта политкорректной идеологии - вера в то, что необходимо необычайно сильное государство, что вся власть должна быть сосредоточена в государстве.

Я верю, что ее аргументы правильны. Но опять-таки:

- разве это специфическая особенность политкорректности?

Помилуйте...

Об этом толковали философы Просвещения, считавшие, что лучшая система, какую только можно изобрести, - это просвещенный монарх на троне (желательно - абсолютный). А если мне возразят, что философы Просвещения тоже были либералами (что верно лишь отчасти, но пусть даже так), то я напомню Платона, китайских легистов... Да мало ли кого?

Все дело в том, что человек, который имеет возможность давать советы царю, всегда склонен переоценивать свое влияние (а также его продолжительность), и потому склонен предаваться иллюзии, что его "подопечный" является если не лучшим из правителей, то уж, во всяком случае, лучшим из мыслимых правителей - и крайне желательно обеспечить этому монарху максимум власти; то, что в некоторых случаях речь идет не о монархе, а о Республике или еще каком-нибудь государственном устройстве - сути дела ничуть не меняет. Сегодня "политкорректы" имеют достаточно значительное влияние на ход дела и на законодательство демократических стран - и потому хотели бы дать этому Государству как можно больше власти. Отнимите у них эту возможность (допустим, что завтра ветер переменится, и господствующей станет другая идеология) -и не далее, чем послезавтра вы увидите, как все они превратятся в антиэтатистов, последовательных и стойких... вплоть до момента, когда они вновь окажутся у власти.

То, что А.К. считает характерной особенностью данной идеологии - является, по моему мнению, общей чертой всех идеологий, претендующих на универсальность.

Но - возвращаюсь к статье А.К. - когда она приводит в качестве характеристики политкорректности "... уверенность в том, что а) все приличные люди согласны с основополагающей либеральной идеологией; б) каждый, кто с ее содержанием не согласен, заслуживает вечного осуждения; в) каждый, кто отрицает, что такое всеобщее согласие существует, тоже заслуживает вечного осуждения" - вновь вынужден возразить. Тут политкорректность (как таковая) ни при чем. Это - уверенность любой фанатичной веры. Или фанатичной идеологии.

Впрочем, с одной мыслью я согласен полностью (или по крайней мере, сегодня мне кажется, что полностью). Это мысль о том, что политкорректность, будучи "своего рода фетишизацией либерализма, ведет (неизбежно, как всякая фетишизация) к измене ему". Действительно, фетишизируя ту или иную идею, вы в конечном счете придете к отказу от нее.

Но никак я не могу согласиться со следующей фразой: мол, политкорректность исходит, как и либерализм (курсив мой) из эгалитарной картины. Это означает лишь то, что А.К. "либерализмом" называет его американскую версию, которая похожа на либерализм, как гвоздь на панихиду.

А что же такое либерализм?

Это отдельная тема, которую я отнес в конец своего письма. Теперь же перейду ко второму.

По мнению А.К. "либеральная мысль абстрактна и универсальна, а консервативная - практична и индивидуальна. Либерализм легко может превратиться в идеологию, консерватизм - с трудом..."

Однако она, будучи, судя по всему, сторонницей консерватизма - пишет эту статью главным образом с целью дать по возможности формализованное определение политкорректности (это бы полбеды, но...), и притом определение, выдержанное строго в "либеральном" духе.

А.К. предлагает вместо того, чтобы изучать явление в его целостности, дать ряд формальных признаков, его определяющих. В этом я (должен заметить) не вижу ничего дурного. Но дело-то в том, что такой подход как раз характерен для того метода мышления, который А.К. называет "либеральным", я же, как математик, предпочитаю называть алгебраическим.

Ничего плохого в этом нет. Однако нехорошо одной, так сказать, рукой развивать сокрушительную критику "либерализма", а другой - писать статьи в строго "либеральном" духе.

Третье. Попробуем разобраться с самим определением.

А.К. пишет:

"Предварительное определение могло бы звучать так: политкорректность - идеология левая; эгалитаристская и антиэлитарная; враждебная культуре и ценностям Запада; догматическая и нетерпимая, хотя и провозглашающая терпимость; тоталитарная, ибо желает подчинить своим требованиям мышление во всех областях жизни; опирающаяся на абстрактные принципы, перевешивающие здравый разум; делящая общество на группы, которые становятся группами с собственными, обособленными интересами; характеризующаяся презрением к людям, фактам и уму и в то же время провозглашающая своей целью справедливость и благо человечества...

... К вышеприведенному предварительному определению можно, следовательно, добавить: "отрицающая, что она - идеология" (или попросту: "отрицающая свое существование как идеологии") и "предписывающая веру во всеобщее либеральное согласие"."

Очень интересный и важный момент. "Идеология, отрицающая, что она идеология". А.К. считает, что она напала на важный и нетривиальный признак. Я - противоположного мнения.

Я думаю, что идеология и не может быть иной. Идеология, если она "всерьез", обязана отрицать, что она - идеология. Точно так же, как вера в прошлом веке обязана была отрицать, что она - вера.

Каждая вера-идеология на протяжении долгой истории человечества успевает себя сильно скомпрометировать. К XIX веку выяснилось, что само слово "вера", "религия" включает в себя много такого, с чем человечеству очень хотелось бы расстаться - и не без причины. И потому, когда пришла новая Вера (марксизм) - она объявила, что она не есть вера, что вы! Она - идеология, то есть нечто совершенно иное, ничего общего не имеющее с вредными предрассудками прошлого.

Но прошел век, - и оказалось, что слово "идеология" обросло не менее негативными ассоциациями. Вера? Ах, вы имеете в виду религиозные преследования, костры, а главное - обязанность всеобщего единомыслия? Нет-нет, мы этого не хотим, у нас не вера, а идеология... - Идеология?! То есть вы - как большевики, как нацисты??

Ладно, ладно. Мы уже отказались от слова "вера" - откажемся теперь и от слова "идеология". Отныне вера-идеология берет себе новое имечко, и будет называться "языком", "вопросом языковой вежливости".

"Лиса в курятнике? Какая лиса? Здесь никого нет, кроме кур" - иронизирует А.К., и тут я с ней полностью соглашаюсь. От того, что вера стала называть себя идеологией, а идеология - языком, суть дела меняется только в худшую сторону. От самых опасных проявлений религиозного фанатизма общество к XIX веку уже успело выработать достаточно надежные прививки - лишь для того, чтобы попасться в лапы жестоких идеологий, притворявшихся, что не имеют ничего общего с фанатичной, нерассуждающей верой. От самых опасных проявлений коммунистической идеологии общество к концу 20 века сумело выработать прививки (сегодня с коммунистами уже можно разговаривать, а вот с украинскими националами или с западными гендершами - навряд ли), но оно еще не научилось бороться с новым штаммом болезни.

***

Теперь - о том, что же такое либерализм.

Слово это использовалось в разных странах и в разные эпохи весьма по-разному. Нынешняя американская версия - это скорее социал-демократия, чем либерализм. Есть нынешняя российская версия "дикого либерализма", иначе говоря - апология дикого капитализма. Мне эта версия тоже не кажется "канонической".

Начнем с того, что российский либерализм слишком густо замешан на марксизме, иными словами - он почти полностью игнорирует все запросы человека, кроме денежных.

Советская система, которая якобы исповедовала материализм, на деле погрязла в самом махровом идеализме. У нас всегда считалось, что материальные стимулы работы - это что-то ненормальное, и люди должны работать потому, что им нравится работа, потому что бесплатный труд морально выше, чем платный, и так далее. Вне зависимости от того, верно ли это или нет, насколько такой подход перспективен и прочее - ясно, что материализмом тут и не пахло.

И напротив: сегодня материализм заклеймен, предполагается, что все стали христианами, то есть, верят в нечто идеальное. - И взгляните, какому богу все они поклоняются? - Маммоне... Тоже мне идеалисты...

Социал-демократия выгнала либерализм в дверь. В результате он "влез в окно", причем влез в худшем своем виде: как философия клыкастых.

Западный мир поступил иначе. Он провозгласил доктрину "прав человека", как высшей ценности. Казалось бы, прекрасное дело. Оно бы и было прекрасным, не будь оно доведено до абсурда.

Исходя из принципа неотъемлемых прав человека, решили: надо обеспечить человеку все эти права. Надо, чтобы государство ему гарантировало обеспечение на случай болезни, старости и прочее. Хорошо?

Но результатом стало то, что общество разрушило связи между людьми, которые базировались отчасти на человеческих чувствах, отчасти на необходимости. В прежнем обществе семья была необходима просто потому, что в одиночку человек бы не выжил.

Теперь он может выжить, пользуясь социальными программами.

Рассмотрим для примера такой обычай, как гостеприимство.

Возьмем три точки: какой-нибудь дикий народ гор, с кровной местью и вечной готовностью к грабежу, вроде чеченцев или шотландцев XVII века; современных европейцев; и, в качестве промежуточной точки, русских середины XX века.

И мы сразу увидим четкую обратную зависимость. Чем более цивилизован народ, тем меньше в нем гостеприимства.

Европейцы (по слухам) вообще не принимают гостей. Если какого-то человека из деловых соображений нужно принять - его ведут в ресторан.

Русские умеренно гостеприимны.

А сын гор не просто примет того самого путника, которого он бы спокойно зарезал, если бы встретил не на пороге своего дома, - но подарит ему всё, чего тот попросит. А завтра, может быть, встретит на дороге и всё-таки зарежет.

Дети гор не выжили бы без строгого, формализованного набора обычаев, гарантирующих взаимовыручку. А цивилизованным людям это не обязательно для выживания - и обычаи взаимодействия людей исчезают.

Но вернемся к либерализму. Это философия прав человека. Но кто должен защитить его права?

- Государство, - говорят сегодняшние этатисты.

Но предоставив человеку уйму прав и обязав государство заботиться о соблюдении всех этих прав, вы неминуемо придете к Всемогущему Государству, примерно к тому миру, который изобразил Оруэлл в "1984"... ну, может быть, менее жестокому, но столь же всемогущему.

Чтобы проиллюстрировать эту мысль, напомню, что Оруэлл предсказывал, что государство Ангсоца уничтожит всю старую литературу, оставив только некоторые, важные по идеологическим причинам, тексты, - но переписав их по-новому.

Казалось, что это - мрачная антиутопия.

А обратитесь сегодня к Шекспиру?!

Можете ли вы сегодня поставить "Венецианского купца"? Сомневаюсь. Там отрицательный образ еврея.

А "Укрощение строптивой" ?

Тем более нельзя. Взбесятся гендерши.

А "Кориолана"? "Тита Андроника"?

Скоро придется Шекспира переписывать. Во славу политкорректности.

Однако может быть, не нужно отдавать столько прав государству? Может быть, есть другое решение: надо создавать множество общественных организаций, которые и возьмут на себя защиту интересов граждан?

Казалось бы, это решает вопрос? Нет. Среди таких организаций нет и не может быть организации, которая бы защищала ваши права как человека.

И по очень простой причине. Коль скоро мы имеем дело уже не с государством, а с организацией "по интересам" - она и будет вас защищать не в качестве человека, а в качестве женщины, слесаря или лесбиянки.

А тем самым и вы, незаметно для себя, из человека превращаетесь в еврея или грузина, в мужчину или женщину, в капиталиста или представителя рабочего класса...

Вы перестаете быть личностью. Вы становитесь "типичным представителем" (или, может быть, нетипичным, не в этом дело).

Они раскалывают общество, внушая человеку мысль, что он - не личность, и не член общества; в первую очередь он (она) - негр, женщина, токарь (член профсоюза) и так далее.

"Политкорректность особенно оскорбительна и унизительна, - пишет А.К., - как раз для членов тех групп, о благе которых она якобы заботится: нацменьшинств, женщин, гомосексуалистов. Каждый воспринимается "в качестве" - женщины, чернокожего, гомосексуалиста. Меня лично оскорбляет и унижает внушение, что все, что я делаю, - я делаю "в качестве" женщины".

И я опять с ней совершенно согласен...

Так что же, в конце концов, либерализм для меня лично?

Похоже на то, что лучше всего об этом говорят слова, которые Гёте вложил в уста слепого Фауста:

Лишь тот достоин жизни и свободы,

Кто каждый день за них готов идти на бой...

Там, где есть свободные люди, отсутствие политической свободы или других свобод - это лишь досадные временные неувязки; эта проблема решится довольно быстро.

То есть, конечно, в принципе можно этих людей истребить до последнего человека, прецеденты были; но если не применять столь радикальные меры - то власти, какой бы жестокой или коррумпированной она ни была, ничего другого не остается, как постепенно реформироваться и приспособиться к своим свободным подданным.

И наоборот: если у вас в наличии нет свободного народа, то никакие записи в конституции не помогут.

В заключение - финал статьи А.К.

"Но что оно такое - то, что может состояться? Напоминаю определение: политкорректность - это идеология левая; эгалитаристская и антиэлитарная; враждебная культуре и ценностям Запада; догматичная и нетерпимая, хотя провозглашающая терпимость; тоталитарная, т.е. желающая подчинить своим требованиям мышление во всех областях жизни; опирающаяся на абстрактные принципы, перевешивающие здравый разум; разделяющая общество на группы, которые становятся группами со своими собственными, обособленными интересами; характеризующаяся презрением к людям, фактам и уму и в то же время провозглашающая своей целью справедливость и благо человечества; добивающаяся максимального вмешательства государства в жизнь и желающая любую сферу регулировать законодательно; признающая групповую принадлежность основополагающим критерием общественно-политической деятельности.

Этого описания угрозы должно бы хватить. Можно лишь надеяться, что мы не забудем тот рай, который уже видели".

Единственное, с чем я не согласен - с тем, что она вновь злоупотребляет аргументом "это очень похоже на советскую систему, и потому плохо". Мне не нравится (опять-таки) не сам аргумент, а то обстоятельство, что им бессовестно злоупотребляют. Результат может оказаться весьма печальным: если слишком часто кричат "волк, волк!" там, где волка нет или он далеко - известно, чем кончается дело, когда волк все-таки приходит.












Copyright © 2002-2012 Киевский центр политических исследований и конфликтологии
Copyright © 2002-2012 Центр эффективной политики

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.






bigmir)net TOP 100